?

Log in

No account? Create an account
Платина в тонком слое обладает замечательной прозрачностью: с теневой стороны сквозь нее все видно, а со стороны источника света она все отражает. Зеркало с платиновым покрытием — зеркало с секретом, используется для скрытого наблюдения...
Читать далее по ссылке http://www.rosphoto.com/ublogs/helen_zakhtser-platina-3054
Органические красители
Основные понятия
Красителями называются органические соединения, обладающие способностью интенсивно поглощать и преобразовывать энергию электромагнитных излучений (световую энергию) в видимой и ближних ультрафиолетовой и инфракрасной областях спектра и сохраняющие эту способность при нанесении на различные тела. Поглощая часть световых лучей определенной длины волны в видимой области спектра, эти соединения становятся цветными. От характера преобразования поглощенной энергии зависит специфика практического использования красителей.
Красители, преобразующие поглощенную световую энергию в тепловую и передающие ее в окружающую среду в виде тепла, используются именно как красители (в узком смысле этого слова).
Красители, преобразующие поглощенную световую энергию в энергию химического процесса превращения веществ (например, галогенидов серебра в фотоэмульсии), используются в производстве кинофотоматериалов в качестве оптических сенсибилизаторов — веществ, повышающих чувствительность фотопленки к световым лучам определенной части спектра.
Красители, преобразующие частично поглощенную световую энергию в тепловую, а частично излучающие ее в виде световых лучей иной (большей) длины волны, используются в качестве люминофоров и флуоресцентных (оптических) отбеливателей.
Термин «краситель» был введен А.Е. Порай-Кошицем в 1908 г. взамен ранее применявшихся терминов «краска» и «пигмент», которым в настоящее время придается иное, более ограниченное значение.
История красителей
Красители растительного и животного происхождения
Применение веществ, способных придавать тот или иной цвет различным предметам (тканям, одежде, посуде и пр.), было известно в самые отдаленные эпохи. Для этого использовались цветные глины, оксиды металлов, а также органические вещества, которые добывали из растений (деревья, травы, лишайники) и животных (насекомые, моллюски). Природные красители использовались несколько тысячелетий, но не более десятка из них сохранили свое значение до настоящего времени, т. к. большая часть этих красителей давала неяркие цвета, прочность окрасок была невысокой, а процесс крашения — длительным и сложным.
Наиболее прочный и яркий из природных красителей — Индиго. Само слово «индиго» происходит от «индикус», что значит индийский. В Индии и Египте краситель был известен более 4000 лет назад, о чем свидетельствуют образцы тканей, найденных археологами в египетских пирамидах и при разных раскопках.
В VIII в. Индиго был завезен в Европу арабскими купцами. Этот синий краситель добывали из стеблей и листьев растений рода индигофера (Indigofera tinctoria L.), произрастающих в странах жаркого и влажного климата (Индия, Индонезия и др.). Для получения 3 кг красителя необходимо было переработать 100 кг листьев растений.
В Англии этот же краситель, но менее интенсивного цвета и худшего качества, добывали из местного растения вайды.
Наиболее распространенным и значимым красителем красного цвета был Ализарин (другое название — Марену), который добывали из корней растения марена (корни растения Rubia tinctoria, известные под названием alizari). Этот краситель использовался для крашения обмундирования во французской и английской армиях.
В XIX в. Луи Филипп одел свою пехоту в рейтузы, окрашенные Ализарином, но наиболее знамениты были английские красные плащи. Сам Ализарин имеет желтый цвет и образует красную окраску только после протравы ткани солями алюминия. Обычно для этого применялись алюминиевые квасцы. С солями других металлов Ализарин образует иные цвета, например, с солями железа — фиолетовый, с солями хрома — коричневый.
Другие красители красного цвета были животного происхождения. Алый краситель Кармин (другое название — Кошениль) добывали из высушенных тел самок червеца карминоносного (Coccus cacti) — насекомого, живущего на одном из видов мексиканского кактуса (для получения 1 кг красителя необходимо было высушить 150 тысяч насекомых). Другой краситель красного цвета Кермес извлекали из высушенных самок червеца кермессового (Coccus ilicis) — насекомого, поражающего кермесовый дуб.
Главным желтым красителем древности был Шафран, извлекаемый из цветов растения шафрана (Crocus sativus). Чтобы получить 1 кг красителя, надо было переработать свыше 40 тысяч цветков. В средние века наиболее известным желтым красителем был Резеда — краситель, получаемый из семян, стеблей и листьев растения резеда (Reseda luteola L.). Использовались и другие природные красители желтого цвета: Кверцитрон — краситель, содержащийся в экстракте коры североамериканского дуба (Guercus tinctoria nigra), Сафлор — краситель, извлекаемый из высушенных лепестков сафлора красильного (Carthamus tinctorius). В желтый цвет ткани окрашивали также экстрактом незрелых плодов крушины.
Для получения черного цвета использовали экстракт древесины кампешевого дерева (Haematoxylon campechiancum L.). Природный краситель — Кампешевый черный был известен еще в XV в., однако приобрел свою настоящую ценность лишь в 1812 г., когда французский химик Шеврель открыл его свойство образовывать с солями металлов окрашенные лаки.
Некоторые красители были дороже золота, например, Тирийский (античный) пурпур. Его добывали из особой улитки-багрянки, обитающей в Средиземном море. Сама улитка не окрашена в пурпурный цвет. Обычно ее измельчали с водой и полученным соком пропитывали ткань, которую развешивали на воздухе. При окислении кислородом воздуха сок багрянки и окрашивался в пурпурный цвет. Из 10 тысяч улиток удавалось получить только 1 г красителя. Название Тирийского пурпура происходит от древнего средиземноморского города Тира, в котором начиналось и развивалось производство этого красителя. Окрашенные пурпурные изделия ценились очень дорого еще в Древнем Риме.
Многие из естественных красителей растительного и животного происхождения добывались в значительных количествах, удовлетворявших потребности общества. Фактически до конца XIX в. преимущественно использовались красители, добытые из природных источников.
Первые синтетические красители
Бурное развитие текстильной промышленности в XVIII в. и переход к машинному производству текстильных изделий резко повысили спрос на дешевые красители. Становилась неотложной задача замены дорогих природных красителей дешевыми и доступными синтетическими красителями.
В XIX в. на мировом рынке было единственное синтетическое красящее вещество (пикриновая кислота), открытое Вульфом в 1771 г., и его производство составляло лишь 1 % от мирового производства красителей.
Первый синтетический краситель был получен в 1855 г. польским ученым Я. Натансоном. Работая в г. Юрьев (ныне г. Тарту), он, нагревая анилин с дихлорэтаном в запаянной трубке, получил соединение красного цвета, способное окрашивать шерсть и шелк в более красивый красный цвет, чем Кармин. В 1858 г. французский химик Верген получил то же вещество окислением технического анилина (содержащего примесь толуидинов) и назвал его Фуксином, т. к. краситель напоминал окраской цветок фуксии.
В 1856 г., полугодом позже Натансона, английский химик В. Перкин, окисляя технический анилин хромовой смесью, получил красновато-фиолетовое вещество, интенсивно окрашивающее шелк. Позднее краситель получил название Мовеина за сходство с окраской цветка мальвы. Шелк цвета мальвы пользовался большим спросом, и в короткий срок было организовано промышленное производство красителя. Так возникла новая отрасль химического производства — анилино-красочная промышленность, названная так потому, что все первые синтетические красители были получены либо из анилина, либо из его технических смесей с аналогичными продуктами.
Первые синтетические красители были получены случайно. Лишь после создания А.М. Бутлеровым в 1861 г. теории строения органических соединений — теоретического фундамента органической химии — стал возможным целенаправленный синтез красителей. Синтез Ализарина был первым направленным синтезом промышленно важного красителя. Краситель синтезировали немецкие химики Гребе и Либерманн после того, как в 1868 г. они исследовали структуру Ализарина, извлеченного из корней марены, и определили, что он является 1,2-дигидроксиантрахинином.

Истории о цветах и оттенках
Аделаида - красный оттенок лилового. По другим источникам, темно-синий. В 40-50-х годах XIX в. употреблялось в печати: встречается у Тургенева ("цвета аделаида, или, как у нас говорится, оделлоида") и Достоевского ("Так этот галстух аделаидина цвета?).
Адрианопольский - ярко-красный, от названия краски, которую производили из марены.
Адского пламени - лиловый оттенок красного. Или перламутрово-красный. Или черный с красными разводами.
Алебастровый - бледно-желтый с матовым оттенком.
Ализариновый - цвет красных ализариновых чернил.
Альмандиновый - темно-вишневый.
Акажу - цвет "красного дерева", от франц. аcajou.
Амарантовый - цвет, близкий к пурпурному, фиолетовому. От названия растения "амарант" красота, бархатник, бархатка, петуший гребень (щирец - красная трава). Или же цвет древесины розового дерева, сиренево-розовый, светло-лиловый.
Амиантовый - цвет амианта (разновидности асбеста): белесый, грязновато-белый. Чаще всего - о цвете неба.
Бакановый (баканный) - от «бакан» - багряная краска, добываемая из червца; поддельная, из марены и др.
Багор - густо-красный с синеватым оттенком.
Бедра испуганной нимфы - оттенок розового. Возможно, возникло в начале ХIХ века с появлением нового сорта роз. (Существует еще цвет "бедра нимфы". Это бледно-розовый, нимфа спокойна.) По другим сведениям, это был розовый с примесью охры. Таким цветом при императоре Павле красили подкладку военных мундиров. Но так как ткань для офицеров и солдат была разной по качеству, офицерский оттенок звался "бедром испуганной нимфы", а солдатский "ляжкой испуганной Машки".
Берилловый - по названию берилла, прозрачного зеленовато-голубого камня.
Берлинская лазурь - художественный термин. До ее изобретения в 1704 году мир не знал ярких синих цветов. Все выглядело тускло, бледно - в общем, совсем не лазорево. С изобретением этой краски эстеты позволили себе синие стены и мебель. Другие названия этого соединения: «железная лазурь», «прусский синий», «парижская лазурь», «прусская лазурь», «гамбургская синь», «турнбулева синь», «нейблау», «милори».
Бисквитный - нежный серовато-зеленый.
Бискр - цвета желтоватой кожи для обивки мягкой мебели.
Бисмарк-фуриозо - коричневый с красный отливом.
Бисной - седой, серебристый.
Бистровый - цвет бистра, густой коричневый, бурый.
Бланжевый, или планшевый (от фр. blanc - белый) - кремовый оттенок белого. У Даля - тельный, т.е. телесный цвет.
Блокитный - сине-голубой. По-украински «блакитный» именно голубой.
Блондовый - то же, что белобрысый (светловолосый, блондин).
Бордоского вина - красно-фиолетовый.
«Борода Абдель-Кадера», или «борода Абдель-Керима» - материал цвета белого с черным оттенком и серым отливом.
Брауншвейгская зелень - сложный сине-зеленый оттенок, бирюзово-зеленый.
Бристольский голубой - ярко-голубой.
Брусничный - когда-то означало зеленый (по цвету листа брусники).
Брусьяный, брусвяный - красный, багряный, цвета брусники.
Буланый - серо-бежевый.
Бурнастый - то же, что бурый.
Бусый - темный голубо-серый или серо-голубой.
Вайдовый - синий. Вайда использовалась вместо индиго.
Веселая вдова - оттенок розового.
Вердепешевый - желтый или розовый оттенок зеленого (похож на зеленый персик).
Вердигри - зелено-серый, от франц. vert-de-gris.
Вермильон - ярко-красный, цвета алой киновари, от франц. vermillion.
Викторианский красный - английская классика. Популярным этот цвет стал не при королеве Виктории, а намного раньше, при
Елизавете, которая обожала темную помаду и румяна, контрастировавшие с бледным цветом ее лица. С тех пор темно-красный оттенок - любимый у англичан, часто в сочетании с темно-зеленым. Его традиционно выбирают для гостиных. А если хочется и красного викторианского, и зеленого георгианского, то клеят красно-зеленые обои в полоску.
Винный - желтовато-красный.
Влюбленной жабы - зеленовато-серый.
Вороний глаз - черный. Его рекомендовали для модных фраков. Добиться этого оттенка можно было, используя только высококачественную шерсть (низкосортная пряжа со временем приобретала рыжеватый оттенок).
Вощаный - цвет воска, от желто-серого до янтарно-желтого.
Гавана - серый с оттенком коричневого или наоборот.
Гаити - или розовый, или ярко-синий.
Гвоздичный - серый.
Гелиотроповый - цвета гелиотропа, темно-зеленый с пятнами красного или желтого цвета. Или же как цветок гелиотропа, серовато-лиловый.
Гиацинтовый - цвета гиацинта (камня), красный или золотисто-оранжевый.
Голова негра - с XVIII столетия выходцы из Африки достаточно часто встречались на московских или петербургских улицах, поэтому один из коричневых оттенков получил такое название.
Голубиной шейки - оттенок серого.
Гороховый - серый или грязно-желтый.
Гортензия - нежно-розовый.
Гридеперливый - жемчужный оттенок серого.
Гуляфный - красный, цвета спелых ягод шиповника. но встречалось и определение этого цвета, как "розового".
Гуммигут - ярко-желтая краска. Делалась на основе сока растения камбоджа гута с острова Цейлон. Этот цвет любил, в частности, английский художник Рейнольдс. В других странах гуммигут принято называть «драконовой кровью».
Гусиного помета (мердуа) - желто-зеленый с коричневым отливом.
Двуличневый - с преливом, как бы двух цветов с одной стороны.
Дети Эдуарда - оттенок розового. (Дети Эдуарда IV, умершие в Тауэре?)
Джало санто - желтый, полученный из незрелых ягод крушины или жостера.
Дикий, дикенький - светло-серый.
Драконьей зелени - очень темный зелёный.
Драконьей крови - см. Гуммигут.
Дроковый - желтый, цвет краски из цветка дрока.
Дымный - устаревшая форма слова «дымчатый»
Жандарм - оттенок голубого. Слово появилось в конце ХIХ в. благодаря цвету жандармской формы.
Жаркий - оранжевый, насыщенно-оранжевый.
Железный - примерно то же, что нынешнее «стальной».
Жженная сиена - красивая красно-коричневая краска, без которой не может обойтись ни один художник, пишущий маслом. До прокаливания она имеет желтый оттенок и называется «сиенская земля», поскольку в чистом виде добывается близ итальянского города Сиена. Вообще, у художников есть целая палитра разных «земель»: зеленая, умбрская, кассельская, кельнская. Под этими поэтическими названиями скрываются, как правило, вполне рядовые коричневатые оттенки.
Жженого кофе - сложный оттенок коричневого.
Жженого хлеба - сложный оттенок коричневого.
Жиразол - молочный с радужным отливом, жиразол - старое название благородного опала.
Жирафовый - желто-коричневый.
Жонкилевый - цвет нарцисса.
Зекрый - темный / светло-синий, сизый.
Индиго - натуральный краситель, дающий синий цвет. Мощное его использование относится к эпохе наполеоновских войн, когда Франции требовалось море синей краски для военных мундиров. В принципе во Франции на тот момент существовал другой синий краситель - вайда, но он надежд не оправдал. Сейчас синюю краску получают искусственно, но название осталось.
Инкарнатный - цвет сырой говядины, от лат. сarneus, мясной.
Испуганной мыши - нежно-серый цвет.
Иудина дерева - ярко-розовый (У Иудина дерева, или багряника, цветы ярко-розовые).
Какао-шуа - цвет горячего шоколада.
Камелопардовый - желтовато-коричневый.
Кардинал на соломе - сочетание желтого и красного (так французская аристократия протестовала по поводу заключения в Бастилию кардинала де Роган в связи с знаменитым делом об "ожерелье королевы").
Кармазинный, кармезинный - насыщенно-красный, от франц. cramoisi, цвет старинного тонкого сукна кармазина.
Карминный, карминовый - оттенок ярко-красного.
Кармелитовый, капуциновый - чистый оттенок коричневого.
Касторовый - темно-серый, цвета кастора, суконной шерстяной ткани.
Кастрюльный - красновато-рыжий, цвет начищенной медной посуды.
Киноварь - художественный термин. Это ярко-красный цвет, а сама краска была известна с давних времен под римским названием «минимум». Найти ее можно было практически в любой точке земного шара, стоила она дешево, но под воздействием света чернела раз и навсегда. Вернее так: если картина, написанная киноварью, стояла в помещении, то ночью почерневшая краска опять возвращала свой красный оттенок. А если выставлялась на солнцепек, то все, прости-прощай. Многое зависело от грунта, который использовал художник. Рубенс писал на клеевом, поэтому у него сочные красные краски. Другим повезло меньше. Киноварь до сих пор производится в разных странах, особенно в Китае - стране, замеченной в особом пристрастии к красному цвету.
Кипенный, кипенно-белый - белоснежный, цвет кипеня, белой пены, образующейся при кипении воды.
КашУ - рекомендовали в качестве синего, а несколько позже его преподносили как ярко-красный. В толковых словарях этот цвет часто трактуется как табачный.
Колумбиновый - сизый, от франц. colombin, «голубь».
Коричный - то же, что коричневый.
Королевский голубой - калька с англ. royal blue, ярко-голубой.
Кошенилевый - ярко-красный, слегка малиновый.
Краплачный, краповый - ярко-красный, от нем. Krapplack, цвет краски крапплака, добываемой из корня марены.
Крутик - в качестве синей краски русские живописцы долгое время пользовались крутиком, который получали на юге России из местного растения крутик. Крутик вместо индиго широко применялся в станковой живописи и книжно-миниатюрном письме.
Кумачовый - цвет кумача, ярко-красной хлопчатобумажной ткани.
Купоросный - пронзительно-голубой, цвет раствора медного купороса.
Кубовый - синий, насыщенно-синий, от названия растения куб (оно же индиго).
Куропаткины глаза - светло-красный.
Лабрадоровый - цветa лабрадора, полевого шпата с красивым синим отливом.
Лавальер - желтовато-светло-коричневый. Вошел в моду, в отличие от юфтевого, только в середине XIX столетия.
Лани (от названия животного) - желтовато-коричневый.
Лесных каштанов - темный коричневый с рыжеватым оттенком.
Лилейный - нежно-белый, цвет белой лилии.
Лондонского дыма - тёмно-серый.
Лорд Байрон - темный коричневый с рыжеватым оттенком.
Лосинный - грязно-белый, цвета лосин.
Лягушки в обмороке - светлый серо-зеленый.
Магово-гуляфный - красно-розовый.
Маджента - ярко-красный, между красным и фиолетовым (пурпурно-малиновый). азван "в рекламных целях" после битвы при Мадженте (1859) в северной Италии (униформа французский войск, участвовавших в этом бою, была пурпурно-красного цвета). Близкий цвет сольферино получил своё имя в то же время в сходных обстоятельствах после битвы при Сольферино.
Майский жук - цвет из красно-коричневой гамме с золотым отливом.
Маренго - серый с вкраплениями черного. Название появилось после битвы при Маренго в 1800 году. По одним сведениям, именно такого цвета были брюки Наполеона, по другим - ткани местного производства ручной работы были главным образом темно-серого цвета.
Маренго-клер - светло-серый.
Марин, марина - цвет светлой морской волны, от франц. marine, морской.
Маркизы Помпадур - оттенок розового. Она принимала активное участие в работе над созданием севрского фарфора. Редкий розовый цвет, полученный в результате многочисленных экспериментов, назван в ее честь - Rose Pompadour.
Массака - темно-красный с синим отливом. Встречается в "Войне и мире", правда, там он «масака»: "На графине должно было быть масака бархатное платье".
Медвежий (он же медвежьего ушка) - темно-каштановый оттенок коричневого.
Милори - темно-голубой, синий. Торговое название Берлинской лазури.
Мов - розовато-лиловый.
Мордоре, мардоре - цвет из красно-коричневой гаммы с золотым отливом. Название происходит от французского more dore, буквально «позолоченный мавр». Этот цвет был особенно модным в 1-й половине XIX века.
Московского пожара - похож на цвет давленой брусники.
Мурамный, муаровый - травянисто-зеленый.
Накаратовый, накаратный - оттенок красного, "жаркий", алый. От франц. nacarat.
Наваринского пламени с дымом (или дыма с пламенем) - темный оттенок серого, модный цвет сукна, который появился после победы русских над турками в Наваринской бухте в 1827-м. Упоминается в «Мертвых душах». По одному варианту, ичиков просит показать сукно «цветов темных, оливковых или бутылочных с искрою, приближающихся, так сказать, к бруснике», по другому - он желает получить сукно «больше искрасна, не к бутылке, но к бруснике чтобы приближалось». А на картинке в «Московском телеграфе» «фрак суконный, цвета наваринского дыма» коричневый. вет с пламенем, очевидно, обозначает более светлые оттенки.
Нефритовый - насыщенный золотисто-жёлтый, как некоторые сорта чая.
Облакотный - цвета облака.
Оброщеный - багряный.
Орлецовый - красно-вишнево-розовый, цвета орлеца.
Опаловый - молочно-белый, матово-белый с желтизной или голубизной.
Орельдурсовый - темный коричневый с рыжеватым оттенком.
Осиновый - зеленый с сероватым оттенком.
Офитовый - цвета офита, зеленоватого мрамора.
Павлиний - синевато-лиловый.
Палевый - розовато-бежевый оттенок желтого, от франц. paille "солома". Согласно Далю, палевый соломенного цвета, бледно-желтоватый. Бело-желтоватый, изжелта-белый; желто-белесоватый; о лошадях: соловый и изабелловый; о собаках: половый; о голубях: глинистый. Карамзин воспевал палевые сливки.
Парижская лазурь - хорошо очищенная Берлинская лазурь.
Парижский голубой - cветло-голубой.
Парижской грязи - грязно-коричневый цвет. Появилось после знакомства публики с очерками Луи-Себастиана Мерсье "Картины Парижа".
Парнасской розы - оттенок розового с фиолетовым отливом.
Паука, замышляющего преступление - темный оттенок серого. По другим источникам - черный с краснотой.
Пелесый - темный, бурый.
Перванш - бледно-голубой с сиреневым оттенком.
Перловый - жемчужно-серый, от франц. perle, перл, жемчуг.
Пепел розы - тонкий и сложный оттенок, пользовавшийся особой любовью в XIX веке в Скандинавии. При натуральном освещении он казался серым, а когда зажигали свечи, дом наполнялся теплыми розовыми тенями.
Померанцевый - апельсиновый с розовым.
Порфирный, порфировый - пурпурный.
Последний вздох жако - желто-рыжий. Возможно, потому, что перед смертью глаза попугая жако желтеют.
Плавый - светло-желтый. У Даля изжелта-беловатый, бело-желтый, соломенного цвета.
Празеленый - иссиня-зеленоватый.
Праземный - цвета празема, светло-зеленого кварца.
Прюнелевый - оттенок черного, получил название по цвету спелых ягод тутовника; сначала оттенок связывался с тканью прюнель, бывшей когда-то только черной.
Пукетовый - (от испорченного "букет"), расписанный цветами. У Островского: "Ты мне подари кусок материи на платье да платок пукетовый, французский".
Пунцовый - ярко, густо или темно-алый (червчатый).
Пюсовый - бурый, коричневый оттенок красного, цвет раздавленной блохи (от французского puce - "блоха"). Новый словарь русского языка описывает его как просто темно-коричневый. (Были также оттенки "блоха в обмороке", "блошиное брюшко" и врут, наверное, про цвет "блохи в родильной горячке").
Ранжевый - то же, что оранжевый.
Резвая пастушка - оттенок розового.
Рвота императрицы - оттенок коричневого.
Редрый - бурый, рыжий, красноватый.
Розовый пепел - нежно-серый цвет, отливающий в розовый.
Савоярский - цвет из красно-коричневой гаммы с золотым отливом.
Семги - оттенок розового.
Селадон - так звали волокиту из французского любовного романа XVII века, щеголявшего в костюме с лентами серовато-голубовато-зеленого цвета. Сейчас этот оттенок ассоциируется не с любовными похождениями, а с классическим китайским фарфором, покрытым глазурью «цинцы», который был известен с 1000 года. Селадоновая керамика повлияла не только на все прикладное искусство Востока, но и на саму чайную традицию: в те времена цвет чая должен был сочетаться с цветом посуды, следовательно, успех имели «голубоватые» сорта. Отголоски этой традиции остались во многих языках. Многие азиаты на вопрос, какой чай они пьют, скажут «голубой» вместо «зеленый». Нашим декораторам работать с селадоном трудно: чуть ошибся, и вот уже получился не селадон, а цвет стены в советской поликлинике. Зато на правильном селадоновом фоне отлично смотрятся гобелены, светлая мебель и фарфоровая посуда с розовым рисунком.
Сепия - прозрачный коричневый цвет, создавший в акварели целое направление. Сепии коллекционируют так же, как сангины (рисунки в красном цвете) и гризайли (в сером). Очень популярны фотографии, обработанные под сепию, - они создают иллюзию старины.
Сизый - цвет голубя, после просто синий.
Силковый - голубой, васильковый.
Сине-алый - темно-фиолетовый.
Синетный - церковное слово, означающее "сплошь синий".
Синявый - с синим отливом.
Скарлатный - ярко-красный, от англ. scarlet.
Смурый - коричневый оттенок серого, грязно-серый.
Соловый - серый. По этому цвету назван соловей.
Сольферино - ярко-красный. Назван в честь битвы при Сольферино в австро-итало-французской войн в 1859. Другая версия гласит, что сольферино - темно-фиолетовая краска с синим оттенком.
Фиолетовая семья красок вошла в моду и интерьер только во второй половине XIX века, когда были изобретены анилиновые красители. Первым анилином стал цвет, близкий к фуксии, затем появились другие разновидности. Фиолетовые оттенки неплохо смотрятся в городской квартире: они спокойны, изысканны и свидетельствуют о том, что хозяйка - «еще та штучка».
Сомо - розовато-желтый. Встречается в "Войне и мире".
Сомон - французское название лосося. Лососевый цвет был популярен в конце XIX века и страшно популярен в 50-е годы XX века. Впрочем, в то время с ним успешно соревновался ядреный пинк (англ. pink - розовый), введенный в моду Эльзой Скьяпарелли, вечной соперницей Шанель. XX век вообще оказался поклонником розового. Хотя в интерьере с сомоном работать очень трудно. Дэвид Хикс называл этот цвет в ряду пяти самых дисгармоничных оттенков.
Старой розы - грязновато-розовый, ненасыщенный цветом.
Стризовый - ярко-красный.
Сюрприз дофина, он же "цвет детской неожиданности". По легенде в Париже принялись красить ткани в цвет обделанных пеленок после того, как Мария-Антуанетта продемонстрировала придворным своего только что рожденного двухчасового сына, который перед ними "оскандалился".
Танго - оранжевый с коричневым оттенком.
Таусинный - синий, от слова "павлин". Синевато-лиловый. Согласно Далю - темносиний, согласно Новому словарю русского языка - темно-синий с вишневым отливом. Есть варианты тагашинный, тагашовый.
Терракотовый - коричневый оттенка красного кирпича, ржавчины.
Турнбулева синь - то же, что и Берлинская лазурь, но полученная другим способом. Название происходит от шотландской фирмы "Артур и Турнбуль".
Турмалиновый - темно-малиновый, цвета полудрагоценного камня турмалина.
Умбра - художественный термин. Это старая коричневая краска, известная со времен древних римлян. Добывали ее в итальянской провинции Умбрия. Краска активно используется во всех видах живописи, в жженном виде у нее красно-коричневый оттенок.
Фернамбук - изжелта-красный, краска, добываемая из древесины фернамбука.
Фисташковый - грязновато-зеленый.
Французская зелень - см. Ярь-медянка.
Французский серый - ведет свое происхождение от картин в серых тонах (гризайлей) и панорамных обоев Жана Зубера (начало XIX века), прорисованных серой краской. Французы питают к серому особую любовь: часто выбирают этот цвет для стен, строят дома из серого камня. Максимилиан Волошин в свое время совершенно справедливо назвал Париж «серой розой». Но чем отличается французский серый от просто серого, ни один из производителей красок сказать не может.
Фрез, фрезовый - цвет раздавленной земляники, светло-малиновый. Согласно Новому словарю русского языка - розовый с сиреневым оттенком. От франц. fraise, земляника.
Фуксии - насыщенный розовый.
Цинковый - цвета цинка, синевато-белый.
Червчатый - смесь багряного с синим, ярко-малиновый.
Чермной - искрасна-рыжий.
Чесучовый - цвета чесучи, желтовато-песочной шелковой ткани.
Шампань - прозрачно-желтый, цвета шампанского.
Шамуб - светлый рыже-коричневый, от франц. chamoi, верблюд.
Шанжан - цвет с переливающимися оттенками
Шарлах - ярко-красный, от названия краски.
Шартрез - жёлто-зелёный.
Шмальтовый - голубой, от названия краски, которую делали из толченого синего стекла (смальты).
Экрю - цвета слоновой кости или небеленого полотна, серовато-белый.
Элегантное семейство светло-бежевых и беловатых оттенков со сплошь французскими именами.
Шампань (цвет шампанского), крем (сливочный цвет), экрю (цвет небеленого льна) - именно этими оттенками пользуются профессионалы, если им нужно оформить помещения, где мало солнца, или ввести большое количество светлых поверхностей. Просто белила - это не выход. У производителей красок давно разработаны тончайшие градации оттенков: белый для потолка, белый для стен, белый теплый, белый холодной. Потолок кремового цвета - правильное решение, особенно если вы сделали яркие стены.
Электрик - цвета морской волны, голубой, синий с серым отливом.
Электрон - ярко-голубой с прозеленью.
Юбагрый (убагрый) - багровый, светло-багряный; светло-синий.
Юфтевый - желтовато-светло-коричневый. Цвет юфти был широко распространен в первой четверти XIX века.
Ярь-медянка - у художников носит более куртуазное название «французская зелень» (vert-de-gris). Если вы хотите узнать, на что она похожа, посмотрите на старые медные крыши. Нереальный зелено-голубой цвет получается путем окисления меди, поэтому краска страшно ядовита и даже вроде бы повинна в смерти Наполеона Бонапарта. Известно, что в его спальне были обои с рисунком, выполненным такой краской, содержащей большую долю мышьяка. Во Франции ярь-медянку получали из виноградных выжимок, на свету она сильно чернела, и многие полотна XVI-XVII веков почернели именно по этой причине. Сейчас такого цвета можно достичь без всякого мышьяка. Есть даже любители, которые специально выкрашивают новенькие крыши этой краской - чтобы было похоже на старые медные!
Яхонтовый - красный, фиолетовый или темно-голубой".
В 1495 году живописец старой ломбардской школы Джованни Донато Монторфано закончил на одной из стен трапезной церкви Санта-Мария-делле-Грацие большую фреску «Распятие». Этот год следует рассматривать как начальную дату, когда Леонардо да Винчи приступил к «Тайной вечере», предназначенной для другой стены трапезной и выполнил ее в изобретенной им самим технике...
Читать далее по ссылке http://www.rosphoto.com/ublogs/helen_zakhtser-3036
Пролог:


За всё время эксплуатации здания «Эмпайр-стейт-билдинг» здесь было предпринято 36 попыток самоубийств, большинство из которых, как можно легко догадаться, оказались «удачными». Нашумевший случай суицида, известный в поп-культуре под названием «самое красивое самоубийство», произошел в мае 1947 года, когда 23-летняя Эвелин МакХейл прыгнула со смотровой площадки на 86 этаже и упала на крышу лимузина ООН, припаркованного у обочины 34 улицы. Полиция нашла предсмертную записку следующего содержания: «Я не хочу, чтобы кто-нибудь из членов моей семьи или посторонних людей увидел части моего тела. Прошу меня кремировать. Прошу вас не устраивать ни похорон, ни поминок. Мой жених сделал мне предложение в июне. Я не думаю, что могла бы стать хорошей женой. Ему будет лучше без меня. Передайте моему отцу, что я унаследовала чересчур много склонностей от мамы». Фото девушки на крыше лимузина, опубликованное на обложке журнала «Лайф» (Life Magazine), сопровождалось подписью: «Эвелин МакХейл упокоилась у подножия «Эмпайр-стейт-билдинг» в абсурдном гробу, вылепленном ее телом из крыши автомобиля». На фотографии жертва в белых перчатках и с жемчужным ожерельем на шее умиротворенно и грациозно лежит, скрестив ноги, с закрытыми глазами. Вдохновленный этой фотографией, которую сделал тогда проходивший мимо студент Роберт Уальз (Robert Wiles), художник Энди Уорхол создал свою картину «Суицид».

Tags:

фотограф-художник:)

"Пришлось искать заказы...Мы попали к какому-то фотографу-художнику (так было написано на вывеске, наклеенной на двери) и не ошиблись. Этот фотограф-художник увеличивал портреты...Фотограф-художник был высокого роста, очень красивый человек, с длинной черной по-ассирийски подстриженной бородой, блестяще одетый...В общем, фотограф отнесся к нам доброжелательно... он заявил нам:" Вы, ребята, молодцы, не пропадете"...и предложил нам увеличить два портрета по 5 рублей. Мы немедленно побежали в гостиницу исполнять заказ. Работа шла весело и продуктивно. Я никогда не рисовал с фотографии и не увеличивал портретов, в результате из двух портретов был принят только один, Бибаева. Мой был забракован. Мы получили 5 рублей..."
А. Лентулов "Воспоминания"

Хармс или deja vu :)

"...моей выставкой очень довольны. Из встреч и мнений, высказанных мне, любопытна встреча с Кончаловским. Он о выставке ничего не сказал, а просто поздоровался и спросил: "Ну, как дела?" Я ему ответил: "Ничего, спасибо. Как ваши?" - "Мои хорошо, как всегда". Я: "Да, это хорошо, вот и у меня тоже ничего, все идет как по маслу". Он: "Ну что же, вот и хорошо, это даже очень приятно". Я: "Конечно, а то что же за жизнь, когда дела идут плохо". Он: "Ну всего хорошего, меня ждет машина..."
А. Лентулов "Воспоминания"

PS: Подтверждаю такую реакцию и на мои сентябрьские грамоты от IPA 2014 :))), хотя где я, а где Аристарх...

Это Вы?

Звонит водитель нового владельца моих творений, мол, приехал, чтобы забрать диптих, стою у подъезда. Я спускаюсь в чем была ( а была во флисе и в трениках, не топили еще, знаете ли) и выхожу из подъезда. Прекрасный юноша в костюме от Hugo Boss, прислонившись к водительской двери черной Camry, совершенно растерявшись, вопрошает: "Это Вы?".  Отвечаю: "Да, это тоже я". Интересно, та, другая я, какова?:)

Tags:

"You press the button, we do the rest"

Мне кажется, прекрасно организованный вернисаж (цветы, речи, поздравления, еда, вино, качественное оформление как самих фото, так и всего остального, большое количество приглашенных гостей) и есть то, единственное, ради чего проводится большинство коммерческих выставок. Так почему же ради золотого тельца и для укрепления доминантности авторов из VIP-прослойки не проводить коммерческие выставки одним днем?

Кто такие "мы" в слогане "You press the button, we do the rest", помогающие таким авторам, нажимающим на кнопку,  неделями "удивлять" своими фотовыставками в столичных галереях и почему это происходит?

Организаторы

Родство и дружбу не могу не чтить, пойми.

***

Содержание фотографий

  О мне скорбеть что  толку? Где помочь нельзя,

  Там и напрасно  убиваться нечего.

***

Фотопечатник

  О, как мне ненавистно ремесло мое!

Современные технологии фотопечати:

  Оно при  чем? Ведь  разум  говорит тебе,

  Что не твое искусство эту боль родит.

***

Приглашенные на вернисаж

  Все  тяжко,  только над богами властвовать

  Нетяжко, и  свободен  только Зевс один.

***

Искушенный зритель Автору

  Глаза боятся видеть то, что видишь ты.

***

Художественный вкус

  Мученью конца я не вижу.

  Напрасен ропот! Все, что предстоит снести,

  Мне хорошо известно. Неожиданной

  Не будет боли.

***

Приглашенные  о Приглашенном на вернисаж

  Отнимет жизнь, двуострый в горло нож всадив.

  Любовь такую и моим бы недругам!

***

Фотограф

  В новых сегодня руках Олимп,

  Правит на нем, законов не ведая, Зевс.

  Те, что великими слыли, ничтожны стали.

***

Куратор

  Рассказывать мне тяжко, но и тягостно

  Молчать об этом. Боль моя всегда со мной.

***

Искусство

  Зевс владычествует грозно,

  По своим законам правит,

  Свысока копьем всевластным

  Он отжившим грозит богам.

***

Критик

  Да не унижу хулой

  Уст моих.

***

Автор

Умение любое -- пред судьбой ничто.

(Эсхил)

Tags:

? - "Семь лет назад Мантоани занялся проектом, призванным отдать дань лицам, стоящим за великими фотографиями. Используя массивную камеру 20 на 24 дюйма, Тим запечатлел известных фотографов, держащих в руках свою самую прославленную фотографию. Под каждой работой автор оставлял свое примечание или небольшую историю создания снимка, что создало многослойность повествования в работах Мантоани." (из пресс релиза http://lumiere.ru/centre/press/)

! - "Расцвет заката фотографии наступил. Количество фотовыставок... превышает численность народонаселения нашей планеты. Эпоха мастеров закончилась, наступила эра производственников. Производство фотографических изображений ... поставлено на поток. Возвышаясь над этим бесконечным потоком байтов, плывут одинокие рукотворные айсберги аналоговых изображений, созданные приверженцами «классической» фотографии. Куда?... изображения не рассматривают, не анализируют и тем более не рефлексируют под их воздействием. Их поглощают как некий информационный поток." («Композиция в фотографии», Н.К. Жолудев http://fotograf-da.ru/index.php/teoria2/153-illuziay-foto)

Я поглотила, составила список имен, с которыми теперь знакомлюсь в пространствах Инета, и проанализировала:
Львиная доля "прославленных фотографий" - портреты тех, кого именуют звездами. Чуть меньшее количество фотографов держит в своих руках фотосвидетельства войн и других катаклизмов. Есть единичные примеры аэрофотосъемки, архитектурной съемки и натюрморта. Есть вкрапление цвета. Все. А проект стартовал 7 лет назад! Ни одного фотографа, занимающегося научной фотографией...Да что там научной...Даже свадебной...Впрочем, проект отрицает и существование фотографов экспериментирующих с технологиями. А может быть просто нет ни единой фотографии, которая бы прославила такого автора?

Tags:

! - "The history of photogravure also parallels the history of photography's struggle to be recognized as a fine art. Photographers like Peter Henry Emerson, Alfred Stieglitz, Alvin Langdon Coburn and Paul Strand made it their mission to open the eyes of the western world to the artistic potential of the medium of photography, and they relied on the supple and rich photogravure process to accomplish this end. Using photogravure they painstakingly produced books, journals and portfolios that enabled larger audiences, for the first time, to see and appreciate the aesthetic and artful capacity of photography." (http://www.photogravure.com)

? - Peter Miller suggests that photogravures are true works of Art expanding reality and enhancing perception. Graphic and pictorial effects achieved by the method of photogravure etching clear the image of documentary details and render it integrity and artistic quality. (http://www.lumiere.ru)

------

In nineteenth-century France, photogravure seems always to have been dancing at the edges—playing an important role in the origin of photography, but soon supplanted by a better process; then as a means of reproducing the unique daguerreotype plate, but soon rendered irrelevant by the advent of paper photography; then reemerging as a means of producing permanent prints and of bringing photographic images into the industrial printing realm, but before long sidelined by relief processes (e.g., the panicono¬graphie of Gillot), photolithography (e.g., Poitevin’s), and ultimately the half-tone block.
While the softening of detail and the massing of light and shadows that resulted from the conjunction of paper negatives and salted paper prints in the 1850s were praised as “Rembrandtesque” and articulated as a “theory of sacrifices” by Francis Wey and other critics, the same aesthetic criteria were not applied to photogravure.  Where the individually printed landscape or architectural study by a gentleman-amateur was judged by the considerations of art, the photogravure was consistently judged according to commercial or industrial criteria: How accurate a medium was it for the communication of information?  How permanent were the prints?  How inexpensively could they be produced?  How easily could the process be learned?  How smoothly could the process be integrated into the artisinal practices of the printing industry? Little wonder, then, that despite the many great artists engaged in the effort to perfect the photogravure process, and despite the technically impressive results obtained, few original works were conceived for and printed as a photogravures.
Just as the threat posed by photography and photogravure actually helped prompt the Etching Revival in France in the latter third of the nineteenth century by freeing the art from its purely reproductive tasks, the complete integration of photomechanical processes into the printing industry prompted a reconsideration of the artistic potential of photogravure. Only in the closing decades of the century, as the printing industry adopted processes that were adequate to the task of reproduction (however inferior aesthetically), would the hand-pulled photogravure take on the status of art rather than commerce, and be celebrated and exploited for its unique aesthetic properties. ("The Beginnings of Photogravure in Nineteenth-Century France" by Malcolm Daniel)

Investment potential is an obvious answer but aesthetic considerations are far more important to my mind. Compare youself:
STIEGLITZ, ALFRED, b.1864 - 1946
MILLER, PETER, b.1945

Tags: